воскресенье, 20 ноября 2016 г.

Домашнее

Ноябрь к своему концу становится похожим на себя самого - серым и зябким. Совершенно лишенным всяких красок месяцем. Уже не осень, еще не зима, и никаких праздников. Хоть перед окном, или - за ним, все - едино. Стертая граница дня, сумерки утра переходящие в ранний вечер. Впрочем все обычно, ежегодно и - нормально. Что-то другое было бы пугающе странным. А так - знакомо и понятно. Заученно печем булочки с корицей, организуя приятные домашние ароматы. Завариваем чай с мятой, бросаем в стакан дольку лимона для пущей красоты и - двигаемся дальше, через ноябрь. С надеждой, что декабрь будет светлее и веселее.


Желания, мысли, чувства замерли в ожидании настоящего снега и солнца. Два-три ежедневных часа за рукоделием пролетают незаметно и почти без видимых результатов. Надо погладить, дорисовать, и просто - достать. Но все откладывается на бесконечное "завтра" и "потом". Лежат по всем возможным поверхностям подносы и коробки, свертки и пакеты. В этом нужно подобрать тесьму, в том должны быть необходимые нитки, и если сегодня будет настроение...Но "сегодня" неизменно какое-то "не такое", а вот завтра непременно все сложится!

Зато наконец-то сшила подушку с вышитыми давным-давно бархатцами. Подозреваю, что всевозможных остатков шторных тканей хватит мне еще ни на один десяток подушек. Так что можно вышивать и шить, не останавливаясь.


Кресло, подушка, пледы, теплые свитера и шали... То, что есть дом. Перебрала полочку со своими вязаными вещами. Опять воспоминания тяжелых, но освещенных радостью прошлого, лет. Очередной период жизни, когда пришлось проститься с первой профессией и встал вечный вопрос "что делать?". Лежа по уши в гипсе вопрос этот звучал еще более загадочно. Подруга тогда бодро дала ответ: ты же умеешь вязать, вот и займись этим. Действительно, к тому времени я связала себе аж две кофты и одну из них даже могла носить. Та же подруга сразу подогнала мне клиента с заказом и я самонадеянно за него взялась. Училась, так сказать, на живых людях. Вообще это были очень интересные годы - конец 80-х и начало 90-х. Народ доставал из сундуков и кладовок забытые мотки шерсти, распускали старые вещи. Кто-то сообразил, что можно распустить лоскуты сукна и в ход пошли остатки обойных тканей с развалин бывшего судостроительного завода. О тенденциях моды узнавали из случайных журналов. Часто заказчики описывали словами то, что видели у знакомых и хотели бы повторить для себя. Звучало это примерно так: рукав здесь пышно, а потом узко, сверху в клеточку, а по бокам косички.



В начале 90-х появились первые распродажи "вторсырья" из Европы. В тех завалах штанов и кофточек народ рылся с подлинным воодушевлением. Искренне удивляясь странным людям, которые могли выбросить почти новую кофточку всего лишь со сломанной "молнией". У нас в то время вшить новую застежку мог самый косорукий почти младенческого возраста. Первое, чему нас учили в школе - пришивать пуговицы и вдевать нитку в иголку.

Особенно народом ценились вязанные вещи, которые можно было распустить. Качество этой невиданной пряжи восхищало. Нечто необычное, блестящее и удивительное, вроде пера неведомой "жар-птицы". В то время мы еще не знали, что наши линялые клубочки из натуральной шерсти и хлопка гораздо ценнее всей этой красивости. Подруга на одной из таких распродаж набрала мне сумку разных джемперов, из которых получились потом новые кофточки. Одну, кстати, синюю, ношу до сих пор.

Тогда же, в 90-х, с началом кооперативов, появилась и первая пряжа с "ангорой". Остатки от производства ковров будущие миллионеры продавали мотками и клубками, прицепив к ним клочки пуха. При вязании приходилось распределять его более равномерно по нитке, но все равно в полотне он выглядел белыми проплешинами.  Но нитки те были чисто шерстяными и вещи из них служили десятилетиями, не меняя форму и добросовестно согревая владельцев. Из тех времен у меня остался свитер, который нужно распустить хотя бы для вязания носков. Еще лежит бобина на несколько кг, с которой не знаю что сделать. Вроде похожую пряжу сейчас выпускает какая-то Прибалтийская фабрика и продает по дикой цене. Якобы специально для шалей.

В те годы я еще пробовала прясть шерсть. Подруга из северной деревни прислала мешок шерсти собственных овечек. Зимними вечерами было еще одно развлечение - разбирать и теребить эту шерсть. А потом класть пушистый ком на табурет, сверху придавить чугунным утюжком, доставать бабушкины веретенца и накручивать на них длинную тонкую нить. Какие-то из этих веретен делал еще мой дедушка!


Интереснее всего было прясть собачью шерсть. Она была изначально пушистая и почти не требовала разбора. Прялась очень быстро. Правда предварительно нужно было чесать пса... Этот старый бежевый свитер из шерсти соседского песика, к которому ходила с пакетом ежедневно. Шерсть у него была изумительного оттенка, длинная и в большом количестве. Я тогда обеспечила спины всех знакомых автомехаников собачьими поясами и себя вот этим очень теплым свитером, вполне заменяющим куртку.

А бархатцы с их смолистым запахом, бархатными солнечных оттенков лепестками будут следующим летом! Или раньше. Осенью не утерпела и пересадила в горшок пару молодых из самосева.



6 комментариев:

  1. Сколько воспоминаний!!! А попытка прясть кошачью шерсть? Детские варежки с тонкой рыжей полоской... А шикарная блузка из ворсистой ткани, которой обивали гробы в мастерской того же завода?..

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Целый роман! Помню кофточку из кофейного цвета занавески с вышивкой распущенной капроновой веревки.

      Удалить
  2. Интересно и печально... Печально для меня. Вы описываете 80-е и 90-е, с их вынужденными "голь на выдумки щедра", а мы так живем сейчас. И перешиваем вещи из сэкондов, и перебираем запасы на антресолях... Изобретаем и выживаем.
    А бархатцы у вас чудесныные и на подушке, и на фото в саду:)

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Мне кажется, что тяжелее всего 90-е достались России. Только последние 10 лет в моей семье не штопается и не перешивается одежда, не делается продуктовых заначек на "черный день" и любой платеж воспринимается всего лишь статьей семейного бюджета, а не угрозой личного дефолта. Оглядываясь назад однако появляется мысль, что вот те годы голода, холода и унижения даны были в качестве "прививки" на будущее. В качестве приобретенного опыта идентификации себя в мировом масштабе.

      Удалить
    2. Мы тоже только-только оправились после 90-х, только вздохнули и вот снова.., прививка... Может и правда, прививки это не плохо. Я вот, например, уже знаю, как вести себя в подобных условиях, уже иммунитет есть. Но второй раз это напоминает уже не прививку, а контрольный выстрел.

      Удалить
    3. По второму разу, конечно, обидно...Как сказал наш "классик афоризмов": никогда не было и вот опять.

      Удалить