понедельник, 29 июня 2015 г.

Теплое лето


Моя весна нынче закончилась слишком внезапно. Первая половина июня промелькнула в горячечном бреду бесконечных ночей. Куда ни кинь глаз – кучки начатых работ, не прочитанных книг, забытые конфетные фантики и коробки с нитками для каких-то былых задумок.

Желание хотя бы порыться в этих «пещерах Али-Бабы» заканчивается сразу, на стадии приближения к ним. Однако самую большую гору разбирать пришлось, она уже несколько раз обрушивалась на пол, под ноги детей и гостей. Там, под лоскутами и кусками тканей нашелся кусочек с вышивкой, которую собиралась оформить в конце мая. Но, вспоминая незабвенного нашего «Златоуста»: хотели как лучше, а получилось, как всегда. Не совсем так и вовсе, не тогда.

Дала себе подзатыльник, посадила шить. Получилась очередная подушечка с незатейливым сюжетом из жизни птичьего семейства. Начало лета, отъезд на дачу…



«Пыльный» льняной фон, к которому не хотелось ничего добавлять. Старая плетеная тесемочка, найденная в сумке июньских подарков. Сплетенная когда-то дочкой подруги, она совершенно «в тему», подошла к подушечке идеально по цвету и длине.

Немного подробностей.


Курица, тележка с цыпленком вышивались в ожидании обещанного с зимы подарка – деревянной тачки из Китая. Узнав, что гости все же едут, десять раз напомнила не забыть ТАЧКУ! Привезли, о чем сразу же, с порога, и объявили (из страха, видимо, что в дом не допущу). Теперь – любимая деталь интерьера. Потрогать мимоходом, покатать по столу – постоянное желание. Незатейливая, но очень теплая игрушка!




вторник, 23 июня 2015 г.

Будни




Час за часом, день за днем – протекает лето. Где-то и кто-то о политике, работе, нарядах, отношениях. Кому-то не нравится страна, или – соседи. Эмоции, страсти, праведный и напрасный гнев. А у нас – лето. Первая корзина подберезовиков ушла на сковородку, горсточка клубники – заключительный аромат жаркого дня. Один ребенок, два ребенка, супы и пирожки с зеленым луком, послеобеденное замершее на белом небосводе солнце. Завтрак, обед, ужин, плетение кос старшей детке, выдача таблеток – младшей, детективы бессонной длинной ночью. Утренний кофе и медитация у двух кустов картошки (посаженной ради любопытства) с чашкой зеленого чая. И - цветы, цветы...







 Начатая, невесть когда, вышивка брошена на прикроватной тумбочке, гора не дошитых разностей – по углам и столам. У нас – лето. Закрылись в нем, и ягодкой сверху, как крышкой, наглухо. Мороженое, холодное, – ложкой, чтобы себя собрать (той же ложкой, придать телу – форму).

Два-три знойных дня уже традиционно заканчиваются ураганом. Подсчитываем потери. Минус одна молодая яблоня и старая слива. Плюс потрепанный штормовым ветром с градом куст белых пионов. Можно сказать, что легко отделались. На соседних улицах старые тополя вывернуло с корнем.





суббота, 20 июня 2015 г.

Еще одна жизнь

Несколько лет назад пошилась на День рождения детке яркая Апельсинка. 

Она полтора года была она у ребенка в качестве Любимой Куклы. Практически с ней не расставалась, пока воспитательница в садике не намекнула, что игрушку неплохо было бы постирать. Апельсинку выдали мне на реставрацию. Постирала, подштопала, мордашку подрисовала. После чего Катя куклу перестала замечать. Просидела Апельсинка грустно пару месяцев в уголке: в дом не приглашают, в игры не принимают.

Тут предложили мне мешок старых платков, доставшихся кому-то в наследство. А там, из самых разных тканей - из гладкого атласа, крепдешиновые, шелковые с ручной окраской. Самые красивые платки, конечно, рука резать не поднялась, раздарила знатокам. Ну, а остатки оставила для рукоделия.

Перебирая платки, вдруг поняла, что безумно хочу девушку в сарафане. Вот прямо сейчас, немедленно. Так Апельсинка стала Марусей! Сарафан из атласного платочка с цветной каймой, на голове шаль из крепдешина. Рубашка изо льна. «Стоптанные» ботиночки не стала подновлять, они целиком вошли «в образ».

 Получилась  деревенская девочка, у которой «кровь с молоком». А в будущем, наверное, та самая некрасовская баба, которая «коня на скаку остановит и в горящую избу войдет».


Православие реинкарнацию не признает. У каждой религии свои правила, которые не нужно обсуждать – только верить. Хотя, бывают моменты, которые трудно объяснить. Можно – не думать, но, настойчиво, какая-то ситуация кажется слишком знакомой, явно – бывшей. Не сейчас, не в этой жизни, но – это именно воспоминание. Так все мои любови начинались с выражения глаз. Я вдруг узнавала взгляд - и все, это был МОЙ человек. Потом начала мучить загадка: чьи глаза я ищу снова и снова? Пока однажды, во сне, не пришел ответ на вопрос. Не знаю, кто был он мне – друг, сын, муж, брат? Молодой  английский офицер, с увлечением рассказывающий о джунглях и слонах. С лучистыми ТЕМИ САМЫМИ глазами, отражение которых ищу и нахожу всю теперешнюю жизнь. Видела я старое кладбище с могильным камнем, на котором было его имя. Наверное, там было и мое. Запоминать даты и место не было смысла. Чувство любви к тому человеку оказалось столь сильным, что проскользнуло через время. И очень жаль, что новой встречи не состоялось. Только отражения и круги на воде…



среда, 17 июня 2015 г.

Почти смешная история

Мне нравится сам процесс рождения куклы. Когда неожиданно, от неясной ассоциации, от лоскута, попавшейся в руки начинается не просто «тушка», а конкретный характер. Личность с определенным прошлым и не ясным, как обычно, по-человечески – будущим.

Так два года назад «родилась» Иллария Павловна. Перебирая «закрома Родины» отыскался кусок серого льна, из которого захотелось попробовать сшить «тыквоголовку». Пока кроила и соединяла голову с руками-ногами, постоянно вспоминалась грустная песенка из «Почти смешная история», которую пела нелепая Иллария Павловна. Шила и напевала: «Если кукла выйдет плохо, назову ее дуреха…». Кукла рисовалась, одевалась, и параллельно «Я леплю из пластилина» явственно зазвучала бодрая Распутинская «Я городская сумасшедшая, я за автобус не плачу…». В общем – полный плюрализм в одной голове, который приравнивается к диагнозу.




Рассмотрев Илларию Павловну со всех сторон, туда-сюда пристраивая, стало понятно, что лучше убрать ее подальше, от посторонних взглядов и вопросов. Так и прожила она у меня два года в шкафу, в ожидании СВОЕГО дома. Я перебирала знакомых, кому могла хотя бы показать странную Илларию Павловну, но не совпадала она ни с кем, совершенно с разных планет.


А нынче – звезды сошлись. Все так, как должно быть: свежим ветром пролетевшие гости, мое настроение, пойманный взгляд… Хороший конец, как в настоящей «Почти смешной истории» - Иллария Павловна обрела свой дом и любовь всех его обитателей. 

воскресенье, 14 июня 2015 г.

Ах, это лето


Лето катится по обычному кругу – встречи, солнце, цветы… Круговорот народа в доме, исчезающие кастрюли с супом, не ясные планы. Прозрачные душные дни, белые протяжные ночи, не дочитанные книги, первые ягоды – это июнь. Как-то сразу всего много и – мало, одновременно. Чай в стакане и не разобранная сумка с подарками, оставленная посреди пола в комнате, воспоминания о нескольких приятных вечерах, с интересными рассказами о других мирах.







Белое небо под ярким солнцем, забытые дни недели с ненужными часами. Понедельники не отличимые от воскресений. Одинаковый восторг от расцветающей очередной кисти однолетних флоксов и маленького лугового цветка. Дрожащие тени на асфальте и покачивающиеся от невнятного ветерка ромашки, соперничающие друг с другом запахи пионов и жасмина, свежескошенного сена и жарящихся шашлыков.






Лето – обычное, похожее на все предыдущие. Мгновения, которого, будут особенно остро вспоминаться зимними вечерами. А пока, мы вроде вот этого воробья: голову туда-сюда, а потом, громко, от души: «Эх, хорошо…!» 


вторник, 9 июня 2015 г.

Земное притяженье


Вот только раскроешь объятия лету, а оно сразу – из рук, и далеко. Сарафаны, полуденный чай «с видом» и свежими листочками смородины, недочитанный детектив и прочие только начинающие быть радости, разом закончились. Опять оно, земное притяжение, притянуло. Встреча с земной поверхностью оказалась весьма болезненной. Однако боль вполне компенсируют неизменные минуты счастья. Удалось повернуться на бок – радость, умывание в ванной – блаженство. А встреча через три дня с любимой клумбой – нечто вообще сравнимое с оргазмом. Ой, бутончик расцвел, а этот куст чуть ли не на полметра подрос!






«Пусть я весь мир не облечу - летать и падать я хочу, и вновь летать сквозь силы притяженья…» Та самая «горчинка» без которой нет вкуса настоящей жизни. Зима-лето, любовь-ненависть, радость-разочарование… В одну минуту слетает бытовая шелуха и видишь, что самое главное, без чего жизни быть не может – есть. Близкие люди, раскрытое окно, запах сирени, рассвет и первый луч солнца скользящий по стене.






Принимаем и ждем гостей, телефон постоянно разрывается от вопроса: «Ты как?» Если чашка кофе на столе, руки под струю воды из крана, самый наглый сорняк отправлен в корзину, а нога не болит уже час, то все замечательно. А лето? Лето только начинается!