воскресенье, 22 ноября 2015 г.

Амуры

Один день – дождь, другой – снегопад. А нынче – туман. Почти – весенний. Только в апреле он наполнен обещаниями, а теперь не предвещает ничего особо хорошего. День тишины и желанной  лени после суматошной недели.




Можно порыться в бумагах, разбирая, что еще можно с облегчением отправить в тайник прошлого. Покрутила тетради дневников, которые начала писать в 13 лет. Вроде уже и не нужно, там другая девочка из совсем иной жизни. Расстаться с дневниками все равно не смогла. Полистала страницы с крупным ученическим почерком и снова поставила на полку.

Школа, взросление… Много любви. Кого-то или что-то, но любить непременно. Распахнувшись и размахнувшись до последней капли сил. Чтобы небо было ярче, солнце – жарче, а каждый день – неповторимее. На самом ли деле это было?

Листок среди тетрадей, черновик какого-то письма. Сейчас без улыбки читать не возможно, но тогда – всерьез и «навсегда»! Смутно догадываясь, что в действительности все проходит. И это, очередное «смущение чувств» тоже – пройдет.

«Случилось то, что всегда бывает: наши ладони разомкнулись. И оказалось, что могу обойтись вот так, без души – к душе.

Минутами страшно, что без Вас останусь в пустоте. Забыть или помнить: вверх или вниз, равно – полет и падение. Страшно, что однажды проснусь, а этой сладкой боли не будет. Но я уже взяла все – от Вас, и не дала ничего – взамен. Теперь это похоже на бегство должника, полного банкрота.

Я знаю, в моем сердце, Вы последний посетитель « с улицы». Пройдут месяцы (или – годы?), я забуду Ваше лицо. Все покажется смешным и невозможным. Может быть, тогда, захочется вернуть хотя бы сегодняшнюю минуту.

Ухожу. Но, наверное, еще вернусь. Буду исчезать по частям, как Чеширский кот. Пока не останется одна улыбка, тающая в прозрачном облаке, уплывающем за горизонт».

Сейчас жизнь звучит тише. Жить стало проще. Только иногда хочется заглянуть за туман. Вспомнить ночи без сна, бессчётное количество письменных страниц, встречаемые в поле рассветы, прогулки под дождем… Теперь надо дать себе хорошего пинка, чтобы ответить на электронное письмо или написать короткий комментарий кому-то в журнал. Супы, пироги, померить давление стареньким, выпроводить в школу маленьких, раздать подзатыльников средним. Такое вот разнообразие будней!

Да вот еще очередная маленькая подушечка. Птичку нарисовала на ткани, добавила несколько стежков, бисера и цветок, связанный крючком. Вязала его для какой-то игрушки, но там оказался лишним. Здесь показался уместным.  



Расцвела орхидея. Обожаю ее рассматривать. Кажется, что внутри цветов спрятались птички.

среда, 18 ноября 2015 г.

Вечные ценности

Ноябрь - время пирогов и воспоминаний. Промелькнувшее лето, проявляющиеся в осенней тоске старые знакомые, бесконечные попытки перебрать «закрома Родины» в шкафах.

Так вот перекладываешь с года на год какую-нибудь особенно «священную» вещицу, а потом, вдруг, одним ноябрем – отправляешь в корзину. Нить памяти оборвалась, и вещь потеряла свою значимость. Это уже просто коробочка или всего лишь лист бумаги.

Нынче было твердое намерение разобрать полку со «знаками» прошлой жизни. Книги, которые открывались однажды, черновики писем, жуть, сколько лет назад написанные. За 10 лет чтения машинного текста, я забыла свой почерк. Неужели вот эти бело-голубые и желтые листы из тетрадей и блокнотов, заполненные тонкими убористыми строчками, исписаны мною? Любой повод – поток страстей. Только белое и черное, в превосходной степени. Время года, праздник, будни, посмотрел-не посмотрел – все в «топку», до точки кипения страстей. Теперь, с высоты прожитых лет, постоянное тепло центрального отопления предпочтительнее жара однажды раскаленной печки.

Но «опыт, сын ошибок трудных» и «племя младое» теперь понятнее и доступнее. С деткой в этом отношении вообще без проблем, целиком в моей системе координат. Проведенное «с пеленок» совместное время позволило четко определить взаимные границы, которые никто не пытается переходить. Легко договариваемся и понимаем друг друга. Рисуя мой «портрет», детка в творческом порыве бормочет «Я так тебя люблю». Улыбаясь ответному: «И я тебя люблю». После этих взаимных объяснений, каждая продолжает заниматься своим делом. Без потребностей «доказательств», вроде поцелуев и объятий.

С девой сложнее. Постепенно приходится менять ее картинку мира. Наводить «резкость» на какие-то детали, возвращая в земную реальность. Я понимаю, что в сказочной стране быть приятно, но она не приспособлена для постоянного проживания. Понимание вечных ценностей понятий любви и дружбы, долга и чести, умение распознавать истинные чувства за простыми словами и поступками. Узнать, что любовь не всепрощение и регулярные подарки на все «хочу», а ежедневная забота о другом человеке. А «лучшая подруга» вовсе не та девочка, которая прыгает в овраг желая доказать свою «храбрость», после чего плача просит тебя из него вытягивать. Быть старшей – это не только иметь большие по сравнению с младшим права, но и отвечать за поведение двоих.

С высоты прожитых лет уже легко расставить приоритеты и выдавать нуждающимся «удочки». Гораздо легче принять простую истину, что каждый имеет право прожить свою жизнь согласно своим правилам. Но, самое главное, отвечать всегда будет «по всей строгости закона». Поэтому первым делом объясняю детям постоянную связь поступка с дальнейшей ответственностью за него. «Мы в ответе за тех, кого приручили», но желательно подумать до того, как займешься «приручением»: готов ли ты действительно взять на себя ответственность?

Поздние рассветы, простые истины, легкое чтение и незатейливое рукоделие. Несколько вечеров и получились маленькие подушечки с зимними сюжетами. Веселые снеговики, елочки, птички. Стандартный набор «деревенских радостей». Время за шитьем таких мелочей пролетает незаметно. Пока примеришь всевозможные пуговки, переберёшь наличие тесемок и  шнуров, перетрясешь мешки с лоскутами – пять часов промелькнут, как мгновение. Выныриваешь потом с полным облегчением от мыслей и житейских проблем.   




Нос к носу, поговорим? 


Зимняя компания.

Мой любимец, снеговик-котик.  

пятница, 13 ноября 2015 г.

Малыши. Мальчики

Ноябрь между дождем и снегом. Мокрый туман, переходящий в снегопад. Сплошные сумерки, утро – продолжение вчерашнего вечера. В общем – обычный самый темный и скучный месяц года. Солнце выглядывает редко. Оттого становясь еще более ценным.





Время открывать баночки с законсервированным летом, печь оладьи и пить чай с малиновым вареньем. Разбирать полки и ящики в шкафах. Делать   неожиданные приятные находки, вроде шоколадки, забытой неведомое количество лет назад.

Короткие не интересные прогулки, список дел, бесконечно откладываемых в «потом». Школьная математика, Ожидания каникул сразу же после их окончания. Детский сад и детка, освоившая цифры. Теперь мы все посчитаны и занесены в «реестр». При каждом появлении дитя строго проверяет наличность бабушки, дедушки, чашек-ложек и всего прочего движимого и недвижимого.

Два-три часа вечером, под телевизор, приятно покопаться в ниточках-тряпочках. Так появилась вторая серия «малышей» по схемам Яны Горкальцевой. Мальчики. Мне кажется, что они более в стиле 80-х. Шапки-ушанки, тяжелые дубленки, легкие курточки – оттуда, из того парадоксального десятилетия. Когда «ничего не было», но в то же время «все было».









Оформила магнитами на холодильник. Вышивку пришила на толстый фетр, обвязала края крючком. На изнаночную сторону приклеила магнитную пленку. 

понедельник, 9 ноября 2015 г.

Малыши. Девочки.

Глубокое погружение в зимнее далекое детство. Воспоминания ощущений и запахов, чудесных дней, наполненных простыми радостями (санки, сугробы, чай с малиной).




Хит нынешнего вышивального сезона – малыши по схемам Яны Горкальцевой. Наша советская одежка – тяжелые драповые пальто с большими пуговицами, зеленые и синие вигоневые штанишки (или толстые, трикотажные, с «начесом»). Колючие шерстяные шарфы, которыми завязывали носы так, что трудно было не только повернуть голову, но и дышать. К ним «фанерные» меховые шапки, с резинками вместо завязок (ее закручивали на затылке) и мягкие из белого или серого кроличьего пуха. Шубки для самых маленьких – из кроличьего меха и какой-то цигейки (что за зверь?). Девочкам их подвязывали атласными лентами, мальчикам – папиными ремнями. Плотные грубые носки, связанные деревенскими бабушками, валенки с галошами (для поздней осени – высокие ботинки или фетровые сапожки).





Девочек у Яны мне показалось мало. Дорисовала «по мотивам» еще парочку. Варежки на резинках, пальто «на вырост», шапки и сапожки, доставшиеся от старших братьев.






Вышивка небольшая, около 6 см. Оформила елочными игрушками.  Каждому малышу выдала игрушку-пуговку. 

вторник, 3 ноября 2015 г.

Ноябрь

В 10 еще темно, в 3 – уже темно. Между двумя сумерками мгновения солнечного света, порывы ветра с дождем. Минуты монохромной осени – стаи птиц, листопад, темные лужи, в которых небо с водой одинакового цвета. Графика обнажающихся деревьев, праздничная зелень елей и сосен, остатки красных ягод рябины у заборов.











Давно не наслаждалась поздней осенью так, как нынче. С высоты лет, оказывается, так спокойно принимать и отпускать каждый день. Раскладывать его по минутам, не считая, сколько их ушло или осталось. Повернешь голову направо – золото осени, налево – тучи. И все одинаково хорошо. Вернуться с прогулки в домашнее тепло, стряхнуть капли дождя с куртки, протереть очки, достать кучу недоделок в предчувствии подступающего тихого вечера.